Жизнь Ремуса Люпина

on

Трагедия семьи Люпин хорошо известна в магическом мире, но мало кто представляет конкретные детали, от которых просто в дрожь бросает. Тьюлису, конечно, спасибо — сыграл он его очень сдержанно, с большим достоинством и вложил в образ массу обаяния. Но на самом деле бедный мальчик был, конечно, намного более дерганым и беспокойным. Ведь он попал в эту беду совсем маленьким, у него не было друзей, никаких жизненных перспектив, он толком не учился, и все детство провел практически в изоляции, его несчастные родители даже на улицу выпускать надолго боялись, и уж тем более у него не было никаких приятелей. Свое детство он провел в сумрачных зашторенных комнатах, в общении лишь с родителями, вечно напряженными и судорожно высматривающими признаки начинающейся трансформации, при малейшем признаке которой, а также в полнолуние (с запасом!) ребенка вели в глухой подвал, где он оставался наедине со своей бедой. Ну а когда все наконец заканчивалось, мальчик при любой возможности бежал к окну и пытался незаметно выглянуть в щелку — как дети, смеясь, идут мимо дома из школы, играют в мяч, спорят, дерутся, играют, кричат и хохочут. А ночью потихоньку рылся в старых газетах и отправленных в мусор рекламных проспектах… У него была целая коллекция газетных вырезок с фотографиями и рисунками детей — нормальных, здоровых, счастливых ребят, живущих обычной детской жизнью, которая для него была навсегда недоступна.

Когда Дамблдор решился взять его в Хогвартс, Рему это поначалу не очень помогло: он ходил, как тень, понурясь, прятался по углам, не решаясь заговорить с детьми, от всех шарахался, и учеба давалась ему сначала неважно — слишком уж тяжелы были психологические проблемы. На самом деле он только тогда и начал жить по-настоящему, когда прибился к Джиму и Сириусу. Все вдруг стало налаживаться, как по волшебству. Учеба пошла в гору, что вполне можно было предвидеть: мальчик был очень способный. Тут Рем впервые почувствовал себя нормальным человеком. Удалось благополучно закончить Хогвартс. Но дальше пошло сложнее: надежных стен Хогвартса он лишился, а работы не находилось. Потом стало еще хуже: несчастье случилось с Джимом и Лили, а черное подозрение пало на Сириуса — весь мир Ремуса рухнул вновь.

И начались долгие годы безнадежных скитаний в поисках работы. Хороший маг, несомненно, способен почуять оборотня даже вне трансформации — так что надежды на получение работы у него практически не было. Он все глубже замыкался в себе, что также, в свою очередь, не добавляло ему шансов. И его возращение в Хогвартс было для бедного мальчика просто подвигом. Байка насчет того, что он якобы спал в купе Хогварс-экспресса, когда помог Гарри после обморока, вызванного дементорами, шита, разумеется, белыми нитками: бедолагу трясло от волнения; чтобы успокоиться, он закрыл глаза и попытался очистить и сконцентрировать сознание, а тут в купе вбежали ребята и Ремус почти сразу узнал Гарри. А ведь он именно потому и поехал на детском поезде, а не трансгрессировал прямо в Хогсмид, как все взрослые маги, что надеялся постепенно успокоиться по пути, взять себя в руки. Но вместо этого тут же нарвался на сына своего погибшего друга. Конечно, разволновался еще больше, вот и пришлось ему усиленно притворяться спящим. И только когда Гарри стало плохо, он мгновенно среагировал и пришел мальчику на помощь.

Это происшествие, как ни странно, здорово помогло Ремусу придти в себя и собраться, и в Хогвартс он явился уверенным и спокойным педагогом, а не растерянным неудачником. Впрочем, неожиданно дело пошло совсем неплохо — и думаю, над этим немало исподволь потрудился Дамблдор. Как-то незаметно растаяли и психологические барьеры, вдруг проявился недюжинный педагогический талант, дети полюбили своего учителя… Жизнь вдруг стала налаживаться еще раз.

Ремус ухватился за эту возможность из всех сил. Наконец он мог быть членом общества, а не ущербным инвалидом, приносить пользу и получать удовольствие от нужной и важной работы! Кроме того, он начал всерьез привязываться к сироте Гарри. И вдруг все рухнуло еще раз. Ну, правда, Сириус оказался невиновным, но предателем оказался Питер — тоже тяжелый удар. А Сириус, проведя столько лет в Азкабане, был уже, конечно же, далеко не тот славный, веселый красавчик, чье участие когда-то так утешало Рема. Он стал мрачным и грустным, совсем не похожим на себя прежнего… Чем он теперь мог помочь старому другу, когда и сам стал бесправным изгоем, вынужденным скрываться от всех на свете!

Ну, а главное — Ремус вновь потерял работу, и на этот раз уже навсегда, постоянной работы он так и не нашел больше до конца жизни. Так что общественная работа в Ордене была для него большой удачей, хотя денег и не приносила. Ну, а то, что Гарри набросился на него, что он якобы бросает жену и ребенка ради свободы и увлекательных приключений… Что мог мальчишка понимать в этой трагедии?..

Насчет жены — это, конечно, все Дора. Самому Рему и в голову никогда не могло бы придти искать себе жену, и он сопротивлялся ее напору изо всех сил. Но она все-таки настояла, и тут же случилось именно то, чего Ремус больше всего и боялся до ужаса: Дора забеременела. То, что он кинулся бежать с Гарри — это он, конечно, просто голову потерял немного. Но ему отчаянно хотелось хоть на какое-то время спрятаться от того ужаса, который мог дожидаться его в любой момент в детской колыбельке.

Да, Тедди непостижимым образом оказался здоров — пока. Есть все-таки и такое мнение,что унаследованная ликантропия может проявиться буквально в любой момент жизни человека, пусть с каждым благополучным годом и растет надежда. Та психическая нагрузка, которую готова была взять на себя молодая здоровая Дора, — и рисковать здоровьем и судьбой ребенка, кстати, — Ремуса просто убивала. Да и что она могла понимать в этом! Не она ведь, вся дрожа, с мутящимся рассудком, каждый месяц с ужасом и безумной надеждой вглядывалась в календарь. Не она, тайком от измученных и преждевременно постаревших родителей, каждую ночь упоенно рассматривала случайно найденный газетный клочок — школа, и здоровые, нормальные дети смеются у ее ворот, не она придумывала им имена и биографии, не она подолгу разговаривала с ветхой бумажкой. Если бы она понимала эти вещи — никогда бы не забеременела, ради спокойствия горячо любимого мужа. Как, как она могла!..

…Немного радости бедный мальчик видел в жизни. И всю — в стенах Хогвартса. Может быть, он был рад отдать жизнь за единственное место на свете, подарившее ему счастье и нормальную жизнь. Ремус, конечно, герой. Но далеко не только потому, что храбро сражался и геройски погиб в битве за Хогвартс. А в основном потому, что несмотря на свое ужасное несчастье, он не опустил рук, а продолжал бороться. И не озлобился на весь совершенно не понимавший его мир, и не перешел на сторону Тьмы, где, казалось бы, ему самое место, и где собрались практически все его собратья-оборотни, А остался светлым магом — вопреки всему, вопреки всему.

 

Ула Йос

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s